Новыми отравителями пенсионерки из Москвы признаны Евгений и Кристина Ницорян

Супругов из Молдовы, которые делали ремонт в квартире пенсионерки Романовой Татьяны 1947 года рождения, следователь Конышев признал виновным в отравлении женщины Карбамазепином.

А то, что отравления не было в принципе, и это решили не в студии Андрея Малахова, куда пришла внучка пенсионерки рассказать о бесчеловечном преступлении в отношении ее бабушки, следователя СК РФ Конышева Алексея Анатольевича нисколько не смутил.

Смерть пенсионерки наступила от естественных причин. Так гласит заключение о посмертном вскрытии тела Романовой. Она скончалась от ишемической болезни сердца и аритмии. Карбамазепин действительно был обнаружен в крови женщины, но исключительно в терапевтических дозах, которые в 14 000 раз меньше смертельной. Следователь продолжает верить в свою версию смерти Романовой и делает все, чтобы ее доказать.

Первой жертвой Конышева стал соцработник Иван Горб, который ухаживал за пенсионеркой. Мужчина помещен в СИЗО, а его семья осталась без единственного кормильца. Под виновность Горба подгонялись показания свидетелей, которыми стали бывшие сослуживицы мужчины, успевшие выйти на пенсию Инна и Любовь.

Инна вызывалась на допросы к Конышеву дважды. Во время допросов следователь ей угрожал и заставлял ее прочитать перед камерой показания, необходимые для обвинения соцработника. Не выдержав издевательств и угроз, пенсионерка согласилась сделать то, что от нее требовалось. Вытащить из лап следователя женщину смог только адвокат, добровольный отказ от услуг которого Конышев заставил подписать Инну.

Любовь, которая на пенсии проживала в Крыму, и вовсе силой доставили в Москву оперативники УВД ЮВАО. Предварительно блюстители порядка устроили в квартире женщины обыск без понятых, и изъятие ценностей и мобильных телефонов Инны и ее несовершеннолетних внуков без составления описи. Женщину доставили в Москву самолетом. Конышев начал допрос свидетеля в 5 утра. Методы допроса были все те же, угрозы, издевательства и мучения. За сутки, прошедшие с момента задержания Любови не разрешили ни разу сходить в туалет, не дали выпить лекарства, не налили даже стакана воды. От пенсионерки так же требовалось дать оговаривавшие Ивана Горба показания. Мучения пенсионерки прекратились только после появления адвоката, который смог пробиться к подзащитной только с помощью оперативного дежурного по Москве.

Обе женщины не намерены спускать дело на тормозах. Они отказались от данных показаний. Медицинская экспертиза подтвердила факт психологического воздействия, которому они подвергались. Пенсионерки обратились с заявлениями на работу следователя Конышева в ФСБ, прокуратуру и к президенту Путину.

Мотивом преступления Ивана Горба и супругов Ницорян Конышев называет желание завладеть московской квартирой пенсионерки. Хотя следователь прекрасно знает, что квартира является предметом договора пожизненной ренты, который подписала Романова, и по которому успела получить самые большие выплаты, предусмотренные договором. Именно на эти деньги супруги Ницорян делали ремонт в обветшавшей квартире пенсионерки.

Сейчас Кристина и Евгений Ницорян находятся на территории Молдовы и не торопятся приезжать в Москву на беседу с Конышевым. Уверен, что никто не возьмется их за это осуждать. Адвокаты семьи Ницорян подали многочисленные жалобы в надзорные органы с просьбой досконально разобраться в этом деле, и определить степень компетенций Конышева А.А., а также законность его действий. А сами Евгений и Кристина Ницорян обращаются к Чрезвычайному и Полномочному Послу  Республики Молдова в Российской Федерации Андрею Кирилловичу Негуца с просьбой взять этот вопиющий случай под особый контроль, и оградить их от неправомочных обвинений со стороны следователя СК ЮВАО по г. Москве Конышева Алексея Анатольевича. Просим считать эту статью их официальным обращением также в Следственный Комитет и Прокуратуру.

 

Подробнее на MOS.NEWS